«Ротвейлер» Камилла, «враг» Елизавета II, ревнивый садист Чарльз: какие откровения принцессы Дианы поставили крест на ее отношениях с королевской семьей

Ровно 25 лет назад, 20 ноября 1995 года, на телеканале BBC вышло интервью с принцессой Дианой и Мартином Баширом. По сей день оно считается, пожалуй, самым скандальным за всю многолетнюю историю королевской семьи. Жалостливые откровения Меган и Гарри о том, как им трудно приходилось во дворце, и рядом не стояли.

Диана была до боли откровенна и отвечала на все без исключения вопросы журналиста — казалось, что она хочет наконец-то выговориться, даже исповедаться. Тогда она призналась, почему рассталась с принцем Чарльзом. Это было шоком — до того момента еще никогда расставание старших монархов не обсуждалось вот так открыто и напрямую.

Диана не просто мимоходом обмолвилась о том, что рассталась с мужем и отцом своих детей, принцев Гарри и Уильяма, но и в открытую обвинила мужа в постоянных изменах.

«Нас в браке было трое, так что было немного тесновато», — призналась она, имея в виду отношения Чарльза с Камиллой Паркер-Боулз.

Уже этого было достаточно, чтобы привести Елизавету II в бешенство. Королева знать не знала о том, что Диана собирается давать интервью, а уж то, каким резонансным оно станет и что там наговорит принцесса, — тем более.

Леди Ди также поведала о том, как тяжело ей было вливаться в королевскую семью. 23 миллиона человек тогда посмотрели это интервью по телевизору, и почти все отметили: у Дианы невероятно грустные, полные боли глаза. Не поверить этому было просто невозможно. Вопрос о корыстных интересах Дианы и ее попытке через это показательное выступление нанести как можно больший ущерб монаршей семье отпал сам собой. Женщине просто необходимо было, чтобы люди поняли: все 14 лет в статусе жены Чарльза и самой обсуждаемой принцессы планеты не прошли для ее психики бесследно.

Диана признавалась, что ее муж был очень гордым и в то же время жаждущим одобрения публики человеком. Его раздражало, что люди так обожали Диану и на любом мероприятии бежали здороваться в первую очередь с ней и только потом пожимали руку Чарльзу.

Естественно, это не ускользало от внимания прессы, и уже это, в свою очередь, ужасно огорчало принца Уэльского. Например, такая ситуация произошла во время тура Дианы и Чарльза по Австралии.

Под грустный дэнс: история рокового танца Дианы и Чарльза, которую до сих пор не простили мужу погибшей

«Если вы такой же гордый, как мой муж, вас будет задевать, что об этом говорят каждый день на протяжении четырех недель. Вы будете расстраиваться из-за этого, вместо того, чтобы быть счастливым и делиться этим с другими», — рассказала Диана.

Сама же «королева людских сердец» тоже была не в восторге от того, что предпочтение отдается ей, а не супругу. Не поймите неправильно, Диана всегда очень любила людей и с удовольствием с ними общалась, но при этом она не хотела быть в центре внимания: «Мне было очень неудобно. Я чувствовала, что это нечестно».

Диана также рассказала, что на самом деле страдала от послеродовой депрессии, а затем и булимии. Ни с первой, ни со второй проблемой во дворце ей даже не пытались помочь.

Супруга принца Уэльского предположила, что за всю историю королевской семьи никто не страдал от послеродовой депрессии или, как минимум, не говорил о ней. «А как ты можешь помочь, если не знаешь, что это такое?» — спрашивает Диана у интервьюера.

С булимией все было намного хуже. Диана не только не получила поддержки, но еще и подвергалась буллингу. После эмоционально тяжелых рабочих дней (например, когда она возвращалась из хосписов, где помогала умирающим от рака), принцесса совершала набеги на холодильник. И слышала: «Ты опять впустую потратишь еду». Кто раздавал такие щедрые комментарии, она не уточнила…

Когда Мартин Башир затронул тему измен принца Чарльза с Камиллой, Диана даже изменилась в лице, хоть и очень старалась не подать виду. Однако не заметить то, что ее большие глаза наполнились слезами, а голос дрогнул, было невозможно.

«Я все знала, но ничего не могла сделать», — сказала принцесса.

Леди Ди не скрывала: своего мужа она любила отчаянно, спасти брак пыталась на протяжении многих лет, пряталась за булимией и причинением себе вреда (это приносило облегчение), однако в какой-то момент все стало просто невыносимым. На публике Диана и Чарльз продолжали работать вместе, но жили при этом раздельно — и уже довольно давно.

Развод попросил Чарльз — спустя несколько лет барахтания в браке без любви. Супруга не стала противиться, хоть и печалилась — она все еще считала, что они с принцем, хотя бы на публике, были «прекрасной командой».

За неделю до того, как королевская семья официально объявила о расставании Дианы и Чарльза, принцесса поговорила с Уильямом и Гарри — она, естественно, не хотела, чтобы дети узнали о разводе родителей через прессу.



Все это даже привело к крупной ссоре матери и ее старшего сына. «Уильям очень сильно сердился. Конечно, это было во всех газетах, и Уильям говорил, что из-за этого его дразнили в школе. Он чувствовал себя очень плохо, когда осознавал, что пережила его мама, но не мог перестать злиться на нее. В его школе ее называли всякими словами. Однажды они сильно поссорились в Кенсингтонском дворце. Уильям был в ярости, и Диана просто обезумела. Я виделась с ней на следующий день после этой ссоры, и Диана была в ужасном состоянии», — рассказывала позже близкая подруга Леди Ди Симон Симмонс.

Принцесса Маргарет, единственная сестра Елизаветы II, которая всегда была в близких отношениях с Дианой, никогда не комментировала это скандальное интервью, но после того, как откровения женщины появились на экранах телевизоров, их связь потихоньку стала разрушаться. Маргарет тоже сочла поступок Дианы «предательством».

Биограф Крейг Браун писал: «Она не любила плохого поведения других. Рассказывать о своих чувствах миру без предупреждения считалось изумительным предательством, даже если то, что утверждала Диана, было правдой. Маргарет была неумолимой».



Аль-Файед погиб сразу. Диана, на помощь которой бросились ее преследователи, была ранена, но в сознании. Она бормотала «Боже мой» и «Оставьте меня в покое».

Когда Диану вытащили из машины, у нее случился сердечный приступ. Ей смогли оказать первую помощь — сердце снова забилось. Принцессу доставили в больницу Питье-Сальпетриер. Врачи утверждали, что леди Ди находится в тяжелом состоянии, но они смогут ей помочь. Однако все усилия были напрасными.

Тем временем, известие о страшной аварии попала в прессу — Великобритания несколько часов тревожно следила за новостями и молилась, чтобы принцесса выжила. Все телевизоры страны были включены, на экранах — экстренные выпуски.

И вот, ранним утром телеведущие передали: «Нам только что сообщили, что принцесса Диана скончалась».

По следам того самого интервью многие решили, что ее смерть была совершенно не случайной. Эти подозрения усилились во сто крат, когда Елизавета II несколько дней никак не реагировала на чудовищную семейную трагедию.

Подданные королевы шептались, что, мол, Елизавета II преследовала личные мотивы и давно хотела устранить Диану, которая «навлекла позор» на монархию (и тут мы вспоминаем фразу принцессы про то, что она не уйдет без боя).

Однако королева все это время была с Уильямом и Гарри. Она, как могла, поддерживала мальчиков в это ужасное время, постоянно была рядом и в первую очередь думала о них.

Через несколько дней Елизавета все же обратилась к нации: «Диана была исключительным и одаренным человеком. В плохие времена или хорошие, она никогда не теряла способность смеяться и улыбаться и вдохновлять других свой теплотой и добротой. Я восхищалась ей и уважала ее — за ее энергию и преданность другим, особенно двум ее мальчикам. Все, кто знал Диану, никогда ее не забудут. Миллионы людей, которые никогда не были с ней знакомы, но которым казалось, что они ее знают, тоже будут помнить о ней». Королева оказалась права.


Смерть принцессы Дианы оказалась настоящей трагедией для всех жителей Великобритании

До сих пор Диана остается самой часто обсуждаемой персоной из королевской семьи. Ее любят, помнят, ценят и уважают. «Она была народной принцессой. И такой останется в нашей памяти навсегда», — сказал после смерти Дианы премьер-министр Тони Блэр. Точнее сказать нельзя.

Фото: Getty Images, Legion-Media.ru

Источник: www.woman.ru