Перемена имени

Если ребенок болел, перемена имени могла его спасти. Для этого отцу надо было вынести свое захворавшее чадо на дорогу, а спустя некоторое время внести его обратно в дом. При этом родители сообщали всем вокруг, что одного ребенка они потеряли, а другого нашли, и нарекали дитя по-новому: вместо, скажем, Любима он отныне звался Найденом или Ненашем. Согласно древнему поверью, бесы должны были решить, что это и вправду другой младенец и отступиться от него.

Восприятие имени как чего-то магического сохранилось до сих пор. И сегодня некоторые думают, что перемена имени, этого неизменного спутника человека, может привести к самым непредсказуемым последствиям.

Есть у меня подруга Маша. Сколько я ее помню, она мечтает сменить себе имя. Говорит, что своего имени просто не чувствует, да и не называли ее никогда дома Машей или Марией — только Манькой. А потому, когда незнакомые люди спрашивали «А как тебя зовут, девочка?» — она запиналась, растерянно тянула: «Маша-а…» И при этом удивлялась: неужто и вправду так?

Маша мечтает об имени Карина. Ей кажется, если она станет Кариной, то ее неприкаянная жизнь наконец-то выправится. Однако совершить этот отчаянный шаг Маша пока не решается.

Однажды я поведала о страданиях Маши одной знакомой. «Если хочет поменять имя, пусть обязательно это сделает!» — неожиданно горячо воскликнула та. И в свою очередь рассказала мне одну поучительную историю.

Жила-была девушка Ира, и все у нее было как у людей. Она рано вышла замуж, родила ребенка, муж ее обеспечивал, и девушке вовсе не обязательно было работать. Ира сидела дома, воспитывала дочку, кормила глубоко положительного, но не слишком любимого мужа вкусными обедами и отчаянно скучала. В общем, банальный сюжет. Перспектив у нее не было никаких: девушка с хорошим гуманитарным, но никому не нужным образованием могла вести такую растительную жизнь, пока не станет бабушкой. Но вот как-то летом она отправилась с ребенком в деревню, и там одна из местных старушек раскинула на нее карты. Карты показали странное: по всему выходило, что молодую мамашу в будущем ждет блистательная карьера и любовь всей ее жизни. Девушка только грустно усмехнулась. Однако вскоре просто так, от скуки, она попыталась сочинить любовный роман и исписала целую тетрадку. Ире настолько понравилось играть в писательницу, что исключительно для себя она даже придумала псевдоним. В результате любовные романы ее сочинения были изданы и имели успех. А потом Ира поехала на какую-то встречу беллетристов и там по уши влюбилась. Ушла от мужа, новый супруг удочерил ребенка — в общем, все сбылось, как предсказывали.

Самое интересное, что сама новоявленная писательница четко связывает происшедший в ее жизни поворот с псевдонимом. Ирина даже поменяла паспорт и вместо настоящих имени и фамилии записала в него псевдоним.

Так, может, перемена имени — действительно реальный шанс начать новую жизнь? С этим вопросом я обратилась к ведущему специалисту по именам в нашей стране Борису Хигиру. Борис Юрьевич — автор почти 30 книг, посвященных значению имен.

– Да ерунда это все! — воскликнул Борис Хигир, выслушав мой рассказ о счастливо перевернувшейся судьбе Иры. — У этой девушки просто фантазия богатая, она все придумала уже задним числом, никак это с псевдонимом не связано.

Однако тот факт, что имя действительно влияет на жизнь человека, он отрицать не стал. Наоборот, сказал, что если имя дано неправильно, то это может оказаться для его обладателя чуть ли не роковым. Но что значит неправильно?

Виноваты звезды: как выбрать идеальное имя ребенку по его знаку зодиака

– Вот тебя зря назвали Александрой, — обрадовал меня Хигир, — потому что Александра — это производное от мужского имени. Такие имена девочкам вообще давать нежелательно, а уж Александра — один из самых тяжелых вариантов. У девочек Александр в характере развивается много мужских черт, они с трудом устраивают личную жизнь, поздно выходят замуж, не могут ужиться с супругом. Они слишком честные, очень прямолинейные, не умеют отступать, постоянно спорят и в результате портят отношения с людьми. Все у них в жизни сложно. В Александре нет такой женственности, как если бы она была Людмилой или даже Валерией. Валерия и то мягче, чем Александра. Еще одно «неправильное» девчоночье имя — Дарья, потому что происходит от мужского Дарий. Так тоже лучше девочек не называть.

Несмотря на то что обрисованный Хигиром образ не вполне соответствовал моему представлению о себе самой, я как-то напряглась. И тревожно спросила о том, чего еще нельзя делать.

Оказалось, что также нежелательно давать имя ребенку в честь умерших родных. Особенно если у этих родственников не сложилась судьба, если они погибли в результате несчастного случая, были алкоголиками или сидели в тюрьме. Судьба и черты характера бабушки, дедушки или кого-нибудь из близкой родни и так отпечатаются на судьбе потомка, но одинаковое имя еще больше усилит это влияние.

Хигир начал доставать с полок письма, которые приходят ему отовсюду — с тех пор, как в одной радиопередаче он рассказал об этом своем открытии.

– Вот, например, такое письмо. «Нашему сыну муж выбрал имя Вячеслав еще до его рождения, в честь трагически погибшего любимого брата. Несчастья начали преследовать сына сразу же: сначала была тяжелая родовая травма, поражение нервной системы, когда ребенка несли из роддома, ручки и ножки пластом лежали вдоль тела. Потом с помощью массажа функции рук и ног восстановились. Сейчас сыну поставили диагноз невроз. В три года у него проявилась аллергия, в четыре он упал в детском саду и получил сильное сотрясение мозга. И это еще не все. Я уверена, что все несчастья с моим сыном происходят из-за того, что ребенку дали имя погибшего дяди».

– И что же теперь — переименовывать? — спрашиваю я.

– Конечно, — с жаром отвечает Хигир. — Только не надо пороть отсебятину! Делать это должен специалист, человек, который много лет занимается значением имен и их влиянием на характер. И, конечно, менять имя лучше не в пятьдесят лет, а как можно раньше. А вообще идеально давать правильное имя еще при рождении. Когда меня спрашивают, как назвать ребенка, я неделю хожу и подбираю имя по звучанию — так, чтобы оно соответствовало отчеству. Ведь пока ребенок не родился, его еще не назвали, но отчество-то у него уже есть! И оно непременно должно соответствовать имени. В противном случае получится искажение звукового ряда и ребенок не сможет благополучно развиваться. Разные имена несут в себе разную жизненную характеристику. Например, все Ивановичи — тугодумы, а потому имя маленькому Ивановичу надо подобрать живое, энергичное, чтобы уравновесить.

Я обращаю внимание и на то, будет ли имя подвергаться насмешкам. Это тоже может оказать негативное влияние на нервную систему ребенка. Многое зависит и от времени года. Появившимся на свет в марте, например, надо давать сильные имена, такие как Эдуард, Константин, Владлен, Станислав, потому что они рождаются слабыми, а их мамаши ранней весной страдают от авитаминоза. Есть имена, обладатели которых в детстве часто болеют: Игори, скажем, или Александры. А другие подвержены алкоголизму и наркомании. Все это приходится учитывать.

– А откуда вы знаете, что обладатели каких-то имен часто становятся алкоголиками?

– Я много лет сидел в архивах, изучал данные в отделениях милиции, в семейных консультациях, собирал статистику. И могу сказать, что самое криминальное имя, например, Сергей. Преступления чаще других совершают Александры, Владимиры. Среди Дмитриев много насильников.

Выводы Бориса Юрьевича меня впечатлили. Правда, смутило, что не все свои рассуждения он может научно объяснить. Оттого, видно, и метод его называют интуитивным или эмпирическим.

Однако кое с чем согласиться было трудно. Например, Борис Хигир считает, что в повседневной жизни нежелательно называть человека уменьшительными именами. И что ребенок сможет полноценно развиваться, если его величать полным именем, а в идеале — вообще по имени-отчеству. В противном случае снова происходит это загадочное «искажение звукового ряда». По мнению Хигира, людям, у которых имя не допускает уменьшительных модификаций, например Игорям или Олегам, все удается лучше: они более цельные, настойчивые, достигают в жизни больших высот.

Магия Олега: как обладатели одного мужского имени стали надеждой для женщин трудной судьбы

Возможно, это так и есть, но мне все-таки больше нравится теория о том, что большое количество уменьшительных имен, напротив, сказывается на ребенке положительно. Оно обогащает личность, учит человека шире смотреть на мир. Мне кажется, если бы меня звали не Сашей, Санькой, Шурой или Шушей, а исключительно Александрой Владимировной, то я бы и жизнь воспринимала значительно более одномерно.

Напоследок мы с Борисом Юрьевичем решили позвонить родителям восьмилетней девочки Наны (в прошлом — Даши). По словам Хигира, родители Наны поменяли ей имя несколько лет назад, так что результаты уже налицо. Папа девочки рассказал мне, что их дочка раньше росла сорванцом, играла с мальчишками да и колючая была — настоящий ежик, а теперь такая мягкая, женственная, даже брюки не хочет надевать: говорит, девочки такое не носят. И хотя я подумала, что нежелание носить брюки еще ничего не говорит о женственности, а из девчонок-сорванцов часто вырастают самые роскошные дамы, я порадовалась за семью Даши. Ведь перемена имени принесла им главное: внутреннюю убежденность в том, что дальше в жизни их дочери все пойдет хорошо.

А может, действительно: меняешь имя — становишься другим человеком? Вот была у меня знакомая девочка Ксюша Попова. Пошла она в актрисы и стала зачем-то зваться Антониной Зерцай (уверяла, что такова была фамилия ее мамы). Я не видела ее лет пять, а недавно встретила. Уверяю вас: это совершенно другой человек. Ну просто ничего общего!

Фото: Getty Images

Источник: www.woman.ru