Не мешайте мне страдать

Конечно, они приходят затем, чтобы им стало легче, но… как-нибудь так, чтобы абсолютно ничего не менять в своей жизни и в себе. Эти люди стремятся скорее замаскировать свой невроз, нежели избавиться от него. Страдания настолько стали неотъемлемой частью их жизни, что без этого они просто уже не могут ее представить. Если они перестанут мучиться, то чем будут оправдывать свою постоянную хандру?

Человеку, который не вылезает из депрессий, многое прощается. Ведь он, бедняжка, так угнетен, его душа полна боли. Как можно от него что-нибудь требовать?

Привычка сочувствовать несчастным часто не позволяет нам даже подумать о том, что такие люди получают обычно именно то, за что борются. Они сами этого хотят.

Кошмар! И это пишу я, психолог, чья святая обязанность — выслушивать людей, понимать их, помогать им и т. п. Но именно как психолог, который ежедневно встречается с душевной болью всех разновидностей, могу заявить: любые, даже самые нестерпимые страдания человеку зачем-то нужны, и он вскармливает их сам. Это его выбор.

У кого не было подруги, которую постоянно бросали мужчины? К тому же (не дай Бог!), если она была не столь красивой, как вы, за что она постоянно вас же и упрекала. И вы чувствовали себя виноватой оттого, что ноги ваши не такие целлюлитные, как у нее, и мужчины хорошо с вами обращаются. Естественно, вместе с чувством вины у вас возникало жгучее желание поделиться — если не мужчиной и не ногами, то хотя бы безмерным сопереживанием.

Есть еще такая порода молодых людей — непризнанные гении. Эти очаровательные существа умудряются покорять девичьи сердца своей ранимостью, тем самым получая индульгенцию на пожизненную леность, грубость, черствость и эгоизм. Эту индульгенцию с готовностью выдает близкая женщина, которая делает все, дабы ненароком не обидеть своего единственного и неповторимого

«Он такой ранимый!»: у него было такое трудное детство, слишком строгая мама,, тупицы-учителя, бюрократы-начальники, его никто не понимает и т. п. Знакомо, правда? Хочу уточнить: речь не о тех, на кого внезапно обрушилось несчастье, от которого человек еще не успел оправиться. Мы говорим о несчастных по жизни, вне зависимости от того, что в этой жизни происходит. Что заставляет этих людей снова и снова погружаться в пучину боли и лелеять эту боль в себе?

Причина первая. Поступая таким образом, они разрешают себе ничего больше не делать. Не надо решать бесконечные повседневные проблемы, заниматься созидательным трудом, нести ответственность за себя и своих близких. Можно с полным правом заниматься только собой: страдание ИСКУПИТ все.

Причина вторая. Это удобный способ заставлять всех делать то, что требуется тебе. Детей — быть послушными, супруга — мягким и заботливым, начальника — не таким требовательным, друзей — готовыми в любую минуту взвалить твои проблемы на себя.

Причина третья. В нашей культуре до сих пор жив культ мученичества. Мы невольно проникаемся уважением к «страстотерпцу», оставляя за ним право считаться глубоким, тонко чувствующим человеком со сложной внутренней организацией. Тот же, кто всегда держится ровно-весело, скорее может вызвать подозрение: либо чужд мировой скорби, либо просто-напросто ГЛУП…

Если этот вечный страдалец — вы, признайтесь: душевные муки возвышают вас в собственных глазах и греют ваше эго. Тот, кто искренне хочет избавить вас от них (психолог, друг, родственник), может стать врагом номер один, поскольку его задача — лишить нас привычных жизненных схем, показав их нежизнеспособность. Но что можно сделать, если вам все же надоело изводить друзей и близких своими вечными несчастьями?

Первый шаг — попробовать понять, какие выгоды вам дает перманентная депрессия. Надо приготовиться к тому, что некоторые из них бывают весьма неприглядны с нравственной точки зрения. Не замечали ли вы, что через пять минут ваших жалоб окружающие спрашивают: «Я могу тебе чем-то помочь?» — и ваш список необходимого не заставляет себя долго ждать. При этом вы меньше всего думаете о том, что безапелляционно поставили людей перед выбором, ВЫНУДИЛИ их, заставили и что помогают они вам — даже если не признаются в этом сами себе — не с удовольствием, а обреченно…

Признаться в этом неловко, но все же лучше посмотреть правде в лицо, чем продолжать обманывать самого себя.

Следующий шаг — решить, чем вы будете заполнять образовавшуюся пустоту. Ведь если жизнь была до краев наполнена болью, то в момент, когда боль исчезнет, может показаться, что ничего не осталось, вес бессмысленно и пусто.

Научиться радоваться жизни — это тяжкий труд, особенно для человека, который всю свою энергию тратил на то, чтобы упиваться своими страданиями.

Если повнимательнее приглядеться к тем «безнравственным» выгодам, которые мученик извлекает из собственной депрессии, то выяснится, что за ними стоят вполне законные человеческие желания любви, внимания и участия. Он просто не сумел получить все это «законным» путем.

Сменить способ получения сочувствия бывает нелегко, и здесь — опять! — потребуется помощь родных и друзей. Им тоже придется работать над собой. Наверное, они обрадуются вашему стремлению выкарабкаться из паутины депрессии, однако должны будут понять, что хирургическим путем лишать близкого человека привычной слезной жилетки нельзя. Это значит, им придется подумать над альтернативными вариантами общения, основанными на равноправии и взаимном интересе. Выбор за вами: продолжать страдать или учиться хотя бы немного радоваться жизни. Второе, повторим, не так просто, зато очень приятно.

Фото: Getty Images

Источник: www.woman.ru