«Мужа не смутила ни моя профессия, ни наличие тату»: как удинка с Урала чтит традиции древнейшего народа Кавказа, но сама выбирает свой стиль, работу и образ жизни

Всем привет, меня зовут Джанита Джанари (в замужестве Джаллатова). Мне 27 лет, я из Екатеринбурга. По национальности — удинка. Да, вы прочитали правильно. Не грузинка и даже не грудинка. 

Удины — один из древнейших народов Восточного Кавказа. Общая численность едва превышает (!) 10 000 человек, этнической родиной является нынешняя территория Азербайджана. Это если вкратце, однако позвольте рассказать про удинов подробнее, ведь про нас писал еще сам Геродот!

Собственно, древнегреческий историк стал первым, кто сообщил про удинов — в V веке до н. э. на страницах своей знаменитой «Истории». Описывая Марафонскую битву (греко-персидская война, 490 г. до н. э.), автор обратил внимание, что в составе персидской армии воевали и солдаты утиев. Так нас раньше называли.

Попали представители нашего народа и в «Географию» древнегреческого писателя Страбона. А этнический термин «уди» впервые упомянут в «Естественной истории» римлянина Плиния. Это I век до н. э.!

Именно удины были одними из основателей Кавказской Албании (или, как еще пишут, Алвании), которая входит в тройку первых христианских государств в мире.

С выбором вероисповедания все было непросто. Как гласит история, Церковь Кавказской Албании благодаря действиям армянского духовенства оказалась подчинена непосредственно католикосу Армянской Апостольской Церкви. Народ оказался между молотом (исламизацией и тюркизацией) и наковальней (арменизацией). Лишь небольшой части наших удалось сохранить и свою христианскую веру, и свою национально-культурную идентичность. 





Многих моих родственников удивило, что меня взял замуж удин. Его абсолютно не смутила ни моя профессия (о ней чуть позже), ни наличие автомобиля и прав, ни короткие волосы, татуировки и по 8 сережек в каждом ухе, а еще любовь к тяжелой музыке и рваным джинсам.

Его совершенно не остановило все то, что так не нравится нашему консервативному удинскому обществу.




Родственники настойчиво отговаривали меня от поступления на журфак, убеждая и даже пугая, что ни один удин на мне не женится.

Только представьте: мне 16 лет, я полна решимости покорить мир, а они тут про какое-то замужество. Смех, да и только!

К счастью, родители противостоять моему напору не смогли, и я благополучно сдала все экзамены.

Скажу честно, когда я видела свое имя в подписи к тому или иному материалу, радости моей не было предела. Отец тихо гордился, мама продолжала возмущаться «да кто теперь ее замуж возьмет с этой журналистикой». Хорошо, что папа всегда был на моей стороне. Меня это очень поддерживало!

Время шло, я пробовала себя в разных СМИ и в один прекрасный момент… разочаровалась. В университете преподаватели твердили про честную журналистику и свободу слова. На деле все оказалось не совсем так. Я понимала, что профессия, к которой я так долго и упорно шла, не только не приносит мне удовольствия, но и не отвечает моим финансовым запросам. 25 000 рублей для мегаполиса, согласитесь, деньги скромные. В Екатеринбурге зарплата корреспондента сейчас варьируется от 25 000 до 40 000 рублей в месяц.

С такими мыслями я (уже на тот момент девушка замужняя) решила искать себя в других сферах и оказалась в продажах, устроившись в международую табачную компанию на позицию координатора. Это мой первый (и пока единственный) опыт работы в компании, где начальство англоязычное. Знание иностранного меня спасало много раз, а тут прямо песня. Весь офис сплошь из талантливых людей, все стильные, образованные. Общение с коллегами меня приводило в восторг, а возможность перекинуться парочкой фраз на английском с начальством поднимала настроение на весь день.

Планы строила грандиозные, но через три месяца узнала, что беременна.

Работала, как уже писала выше, до последнего, а теперь моя главная профессия  — мама. Пока сижу в декрете, выучилась на мастера ногтевого сервиса. Времени этим заниматься полноценно нет, но вдруг пригодится в будущем.


Сразу скажу, что у себя дома я редко готовлю национальные блюда. Для меня они слишком жирные и калорийные. А вот моя родня все очень любит, особенно — афар. Так у нас называется пирог с начинкой из крапивы, грецких орехов и шараба. Записывайте рецепт.



А что вы знаете про белые огурцы? Те, что растут в бутылках. Для начала нужно сказать, что это особый сорт, которому требуются специальные климатические условия. И есть они далеко не везде, поэтому получить такие огурчики весьма сложно. От своих зеленых собратьев они отличаются разве что другим привкусом.

В юном «возрасте» огурец помещают в бутылку и оставляют расти в стеклянной емкости. Буквально через неделю он достигает нужных размеров, и его «срывают». Оставляя, как сами понимаете, в бутылке. После туда наливают араки (местный самогон), и огурец начинает действовать как фильтр, очищая напиток от масел и других вредных веществ. Такая настойка весьма популярна на семейных посиделках, но бывает далеко не у всех.

Чтобы собраться большой и шумной компанией за щедро накрытым столом, необязательно ждать очередную свадьбу или Новый год. Удины веселый и мирный народ, который любит устраивать застолья по любому поводу: родился ребенок, сын пошел в первый класс, сосед купил новую машину, сестра сделала ремонт в квартире…

Если вы спросите меня, какие они — современные удины, я отвечу: активные, целеустремленные, свободные. Водить машину и быть хозяйкой салона красоты — это реальность для современной удинской девушки. Что касается удинского мужчины, то он все тот же глава семьи, который не прочь похвастаться успехами своей жены в бизнесе.

Мы уважаем историю нашего народа и чтим традиции, но 21 век вносит свои коррективы, и, как мне кажется, мы научились тонко лавировать между национальными ценностями и современной реальностью.

Фото: личный архив

Источник: www.woman.ru