Мой милый мальчик

Союз, в котором старше она, встречается гораздо реже, чем другой вариант — когда старше он. Меняются времена, нравы, но интерес к подобным парам не угасает: шушукаются старушки на лавочках у подъездов, любопытствуют журналисты, строчат свои диссертации психологи. А что же они — сами возмутители спокойствия консерваторов и приверженцев жестко нормированной морали?

И вечный бой?

Когда моя соседка Полина Анатольевна зовет меня просто поболтать, я отказываюсь, заранее зная, что меня ждет. Но Полина Анатольевна настойчива и хитра. Как настоящий охотник, она готова часами ждать и ловит меня на живца, то есть на кофе, который она покупает за бешеные деньги. Я капитулирую почти сразу. Заполучив меня на свою территорию, Полина Анатольевна тут же забывает о кофе и достает из шкафа очередное приобретение — роскошный парик цвета рыжего чау-чау. И такой же густой.

Парик — это пополнение арсенала оружия, в котором уже есть: несколько кружевных пеньюаров, куча французских кремов от морщин, пояс для похудения, джинсы-стрейч, бюстгальтер, который одевается через голову и не имеет застежек. Арсенал постоянно пополняется, потому что Полина Анатольевна вот уже три года ведет войну.

Три года назад она нашла себе жениха и объявила войну собственному возрасту. Ее неофициальному мужу Косте тридцать четыре. Считая разницу в семнадцать лет срамотой, Полина Анатольевна стремится ее чем-то прикрыть: джинсами, модным свитером или теперь вот — париком.

Соседка моя, между прочим, умнейшая женщина. В турфирме, которой она руководит, ее называют «железная леди». Знает два иностранных языка. Плюс хорошая зарплата и возможность путешествовать. Минус счастье в личной жизни, неудавшийся предыдущий брак и бездетность. Костю она встретила у себя в фирме, куда тот пришел по oбъявлению «требуется водитель». Таким образом, благодаря одному oбъявлению, Полина Анатольевна нашла сразу и водителя, и мужа. Но если на работу Костя написал заявление тут же, то аналогичную бумагу в ЗАГС нести не торопится, что крайне нервирует железную леди.

Вот уже три года Полина Анатольевна приглашает меня на разработку стратегии и тактики пленения Константина. Я выпила декалитры кофе, однако пользы не принесла. За время их совместной жизни Костя уходил дважды. После первого исчезновения мужа Полина Анатольевна подключила разведслужбу в составе пенсионерок из соседних домов. Разведка принесла неутешительную новость: у Кости есть женщина. О внешности разлучницы дипломатично умалчивалось, зато на вопрос молодая? был получен утвердительный ответ.

Полина Анатольевна не стала рвать Костины фотографии и заламывать руки. Она прошла курс коррекции фигуры в престижнейшем салоне и наняла дорогую косметичку, которая убрала ей второй подбородок. Костя вернулся, когда она была загорелой (после солярия) и спокойной (после транквилизаторов). Честно говоря, я думала, что, увидев брошенную возлюбленную в полном порядке, Костя задержится надолго. Однако вскоре Костя снова ушел.

Отчаявшись, Полина Анатольевна села на жесткую диету и занялась гимнастикой. Я уж подумывала, не станет ли следующим ее шагом пластическая операция, как вдруг Костя позвонил и назначил свидание в собственном гараже. Полина Анатольевна вернулась из гаража задумчиво-просветленная и произнесла, смущаясь и краснея: «Он сказал, что ему меня не хватает. В сексуальном плане. Но жить он будет с другой, потому что наши отношения бесперспективны. Может, ты к нему сходишь, поговоришь? Его гараж номер 17».

Искать гараж, к счастью, не пришлось. Костя пришел сам и популярно объяснил Полине Анатольевне, что он ее любит и что она ему нужна во всех планах, включая сексуальный. Но он, Костя, хочет иметь наследника. И что делать — не знает. То есть, конечно, знает, но совершенно не представляет, как совместить желание с возможностью. Уж не знаю, чем закончились их переговоры, но Костя вот уже много месяцев пребывает в состоянии покоя и никуда уходить не порывается. Помолодевшая Полина Анатольевна на, вернув мужа в семью, а водителя в фирму, не теряет надежды услышать март Мендельсона. Но тактику наступления она отбросила в сторону, уйдя в партизаны. «Я добьюсь своего», — говорит она, нервно постукивая наманикюренными пальчиками по столу. В последнее время она интересуется вопросами «детей из пробирки» и законами об усыновлении. Какие мысли обуревают Костину голову, остается тайной.

Скандал в пионерской комнате

…Школа гудела, как осиное гнездо, и волновалась, как ноябрьское море. Учителя прятали строгие и честные глаза от любопытных детских взглядов. У завучей обострилась гипертония. Директор, хватаясь за сердце, побрел в районе, ощущая себя приговоренным к казни. Еще бы: на ниву, засеянную разумным, добрым, вечным и щедро политую учительским потом, грубо ворвался танк, нагло подмяв своими гусеницами нежные ростки неокрепших душ. «Танку» было двадцать девять лет, звали его Людмила Юрьевна и работала она завучем по внеклассной работе.

Скандал разразился вечером, и уже через полчаса руководство школы и члены комитета комсомола (время действия — 1985 год), как громом, были поражены страшной вестью. В то время, когда в школьной столовой проходил рыцарский турнир среди девятых классов, Людмилу Юрьевну застукали вместе с десятиклассником Иваном в пионерской комнате. Причем занимались они там отнюдь не оформлением стенда «Мы на марше».

Людмила Юрьевна и Иван на разоблачение отреагировали удивительно спокойно. Конечно, мать Ивана примчалась в школу, и только благодаря тому, что первым на пути ей встретился директор, а не «эта возмутительница спокойствия», удалось избежать кровавой расправы за поруганную честь мальчика. Людмила Юрьевна, выслушав всевозможные эпитеты от коллег, подала заявление об уходе. Красавчик Иван продолжал ходить в школу и корпеть над экзаменационными билетами (класс, напомню, был выпускной).

Педколлектив, оправившись от шока, решил, что с уходом из школы обоих виновников нарушенное равновесие восстановится. Через несколько месяцев так и случилось.

Для Ивана прозвенел последний звонок. Классная руководительница, произнося дежурные слова напутствия во взрослую жизнь, старалась не смотреть на парня. Зато вся школа не отрывала глаз от того места, где среди гостей с букетами цветов стояла Людмила Юрьевна, тщетно пытаясь прикрыть роскошными пионами округлившийся животик…

В медицинский Иван поступал уже вместе с беременной женой. Родители, узнав о его решении, вынесли суровый вердикт: женись, Не бывает женщин молодых и старых. Есть любимые и нелюбимые но ни рубля, ни квадратного метра не получишь. И гулящую твою знать не хотим, и тебя вместе с ней. Пришлось снять квартиру, на которую уходила почти вся стипендия. Люда, толстая и неповоротливая, с отекшими ногами, стеснялась, когда к ним забегали друзья мужа. Особенно, когда собиралась компания однокурсников с подружками — 17—18-летними беззаботными существами со стройными фигурками и детскими личиками.

Тогда Люда чувствовала себя старой, уродливой и абсолютно лишней на этом празднике жизни. На что Иван снисходительно реагировал: успокойся, я же не их люблю, а тебя. Люда успокаивалась, хотя интуитивно понимала: дело не только в любви. Просто ее худенький и бледный от зазубривания латыни муж рядом с ней ощущает себя мужчиной. В то время, когда однокурсники устраивали сабантуйчики, выбирались на природу и яростно упивались молодостью, Иван наслаждало статусом мужа и отца семейства обремененный настоящими житейскими заботами.

Получение диплома они отмечали втроем: Иван, Люда и пятилетняя Анечка. Трудные студенческие годы пролетели быстро: Люда работала в институтской библиотеке, Иван подрабатывал на скорой. Родители по-прежнему хранили молчание. Иван получил хорошее место в больнице неподалеку от коммуналки, где они жили. Шел 1992 год — год, когда многие ощущали себя сидящими на вулкане. В Людину коммуналку тоже вселился хаос: Иван стал избегать жену, грубить, допоздна засиживаться на работе или у приятелей. На робкие упреки отвечал неизменным: «Я шесть лет сидел возле твоей юбки, мало тебе?» Люда смотрела на себя в зеркало и видела уставшую тридцатипятилетнюю женщину с погасшим взглядом. Было очень больно и обидно, но она понимала: дальше будет больнее.

Они развелись без истерик и взаимных обвинений. Так же, как когда-то на педсовете, Люда сказала: «Хорошо. Я виновата — мне и выпутываться». Иван не возражал: он уже безумно устал от ответственности, нехватки денег, от слез жены. Конечно, ему было плохо, и в первую очередь — из-за дочери. Но горизонты холостяцкой жизни, сулящие двадцатитрехлетнему парню массу удовольствий, притупили боль и сделали даже приятной. Этакая горчинка в душе опытного мужчины, начинающего новую жизнь. Чего следует опасаться

Психологи считают, что иногда к женщинам много старше себя тянутся мужчины, болезненно пережившие в детстве комплекс Эдипа — влечение к матери. Подсознательно они стремятся его удовлетворить, связав свою судьбу с женщиной, которая старше.

Увы, но иногда подобные союзы привлекают мужчин-инфантилов, неспособных справиться с грузом жизненных проблем и предпочитающих переложить их на чьи-то плечи. Близки к ним и «духовные альфонсы», в прошлом — маменькины сынки, из тех, кто привык, чтобы о них постоянно заботились.

Пожалуй, самая распространенная и самая скоротечная связь основана на сексе. Типичная разница в возрасте: ему 17 — ей 30, ему 20 — ей 35. По мере взросления мужчины связь отмирает. Разница 25 и 37 уже дает первые звоночки. Звон опасности достигает апогея в критических парах: ему под 40 — ей под 50, ему за 40 — ей за 50. Не каждая сможет заставить разницу в возрасте работать на себя, превратить ее в пикантную подробность.

«А знаете, что самое страшное для меня теперь?» — спросила женщина сорока трех лет, которую бросил муж (он был моложе на девять лет). Я перечислила стандартный набор: одиночество, — разочарование в жизни, ревность к сопернице… Все это есть, конечно. Но самое страшное — это я сама. Это мое стареющее лицо, потерявшее упругость тело, морщинистая шея. Это же ужасная подлость природы — любовь зависит от свежести кожи, блеска волос, стройной фигуры».

Я всмотрелась в ее моложавое ухоженное лицо. С него так и хотелось стереть унылое выражение безысходности. Такое лицо не заинтересует даже столетнего старца. Теперь она будет, подобно скорпиону, поедать себя день за днем, год за годом, с ужасом обнаруживать новые морщинки и седые волоски. И стариться от этих мыслей в десять раз быстрее. Иногда разрыв отношений происходит именно потому, что женщина панически его боится. Она бесконечно спрашивает мужа: «Ты же не бросишь меня?» Она закатывает мужу дикие скандалы по поводу невинного взгляда на молодую девушку. Она устраивает пытку любовью, не отпуская от себя ни на шаг. В конце концов, мужчина не выдерживает и уходит. Но бросает он не «старуху», а истеричку и невропатку, бабу с дурным характером.

Подкрашиванием седины и массажным кабинетом не обойтись. Вспомните отношения 27-летнего Тео Сарапо и 48-летней Эдит Пиаф. Когда они встретились, ее уже нельзя было назвать хорошенькой: больная, с разбитыми ревматизмом ногами, отравленная наркотиками. Тео любил эту рано состарившуюся женщину до самозабвения. Он выносил ее на сцену на руках, сидел у больничной кровати, собирался увезти к себе на родину — в Грецию. Сила таланта Пиаф, ее необыкновенная внутренняя красота победили в глазах молодого грека и возраст, и физическую немощь.

Фото: Getty Images

Источник: www.woman.ru