Восточная сказка: как превратить мечту в собственный парфюмерный бренд

Ирина (@irinaprozorini.official), помните ли вы, кем хотели быть в детстве? Исполнилась ли ваша мечта?

Так или иначе, все наши детские любимые персонажи имеют определенное отражение во взрослой жизни. Помню, в садике, в подготовительной группе, воспитатель спросила всех девочек, кто каким персонажем хочет быть на Новый год. Одна девочка захотела быть принцессой, другая — Золушкой, а я — Шахерезадой. В 5 лет я уже умела читать, а в 6 — моей любимой книжкой были сказки «1001 ночь».

– Какой еще такой Шахерезадой? — удивленно воскликнула воспитатель, — будешь Снежинкой. Тогда я спокойно согласилась на Снежинку, как будто бы предвидя тот факт, что восточная сказка ждёт меня впереди. Сейчас я понимаю, что каждой роли своё время.

Ирина, про вас ходят разные легенды, и одна из них, что вы были в гареме, так ли это? Расскажите, как вы оказались на Востоке, в Королевстве Бахрейн?


Как вы пришли в парфюмерное искусство?

Жизнь в Бахрейне окружила меня и мою семью людьми высокого статуса. С одним эмиром, шейхом из Королевской семьи, мы дружим до сих пор. Однажды он пригласил меня, узнав о моем пристрастии к запахам, помочь ему выбрать парфюм. Чуть позже он рассказал, что никогда прежде не брал никого с собой на «примерку» аромата, ведь это таинство, подобное выбору тайного оружия. Тот день стал поворотным в моей жизни. Я узнала о запахах то, что знают немногие, меня посвятили в знания, которые доступны единицам.

Бахрейн — для меня стал местом, где разум сменили эмоции и чувства, где мной стали править умеренность и спокойствие. Там мне захотелось дышать полной грудью и вдыхать пьянящие ароматы! Для каждого Восток открывается по-своему. Для меня же он стал проводником в парфюмерное искусство.

Ирина, изменилась ли Ваша жизнь, в чужой стране, где совершенно другие правила и законы?

Конечно, изменилась. Сейчас, спустя время, с уверенностью могу сказать, что поехала я на Восток одним человеком, а вернулась в Россию — другим. В Королевстве я повзрослела, из тусовочной, вечно бегущей девчонки, превратилась в степенную, как многие говорят, загадочную леди. По началу, мне было не комфортно от восточного ритма, который по сравнению с московским, казался «замедленным кадром». Меня раздражала медлительность людей. Помню, пришли мы как-то на встречу и с нами сотрудник задержался на 40 минут после окончания своего рабочего дня. Прощаясь с ним, мы договорились о встрече на завтра. Приезжаем на следующий день, а нам говорят, что он ушел на неделю в отпуск. «Как в отпуск?» — недоумевали мы, — «мы же с ним вчера договорились о встрече на сегодня». «Дело в том, что рабочий день у нас до 14 часов. С вами сотрудник задержался на 40 минут, поэтому он вправе взять отпуск». Мы, открыв рот, развели руками. Представляете, какой отпуск может быть у нас с вами, трудоголиков?

Невозможно плыть против течения, рано или поздно ты либо тонешь, либо течение тебя разворачивает в другую сторону. Я стала учиться не бежать, а стоять на месте, но при этом двигаться, успевать наслаждаться моментом и равномерно дышать. Тогда я не знала, как можно назвать это состояние, сейчас бы я назвала его Дзен. Я училась наблюдать. Оказывается, я не умела этого делать раньше. Во всех компаниях главным «говоруном» была я, другим либо не оставалось времени, либо не было желания вставить свои «пять копеек» в мой красноречивый монолог (смеется). На Востоке один мудрый человек сказал мне: «Самое последнее, что ты можешь сделать на встрече, рассказать малую часть о себе. Встреча дана тебе для того, чтобы ты узнала что-то новое, а не то, что ты уже знаешь». Позже, спустя 5-7 лет, я углублюсь в эти знания с головой, но эта уже будет наша с вами следующая «сказка» (загадочно улыбается).

Были ли у вас еще наставники? Кто сыграл в вашей философии важную роль?

Главными моими учителями на Востоке стали женщины — сколько же в них знаний по обольщению и соблазнению, что нам с вами даже и не снилось. Мы, европейки, думаем, чтобы привлечь мужчину, нам надо раздеться, показать свое тело: декольте, грудь, ноги, талию. А восточные женщины способны это сделать, будучи полностью закрытыми. Спросите меня как? Не знаю. Но скажу, что в них есть точно какая-то «манность», загадочность, которые, как магнит, притягивают взгляды противоположного пола. Правда, сделать они большее, чем «стрелять глазками» не могут, в силу менталитета и законов страны. Как-то сидели мы в ресторане. За столиком была я и пять мужчин. Я уткнулась в телефон, видимо, тема разговора на тот момент меня мало интересовала. Не знаю, насколько я выпала из времени, как вдруг поймала себя на мысли, что я не слышу рядом никаких звуков. Я подняла голову и вижу картину, как 5 пар мужских глаз уставились в одну точку, которая находилась метров в шести от нашего столика. Там сидели три арабские женщины, полностью покрытые, в черных паранджах. Внешне они походили на мистических ворон. Из видимых частей тела были только глаза и кисти рук. И что вы думаете, они примагнитили своими чарующими и томными взглядами всех сидящих мужчин за моим столом, которые со стороны в тот момент походили на обслюнявленных бульдогов. Сейчас, на своих тренингах для женщин, я всегда привожу этот пример, как следствие того, что раздеться женщина всегда успеет, важно излучать «магнит» изнутри.

С каждым днем Восток интересовал меня всё больше и больше. У меня даже тогда появилась своя «ходячая» энциклопедия, Саид. Не помню, откуда взялся в нашем окружении этот мужчина, наверное, он был партнер по одному из проектов, но то, что мы с ним стали интересны друг другу в хорошем смысле — это факт. Саид в 80-е годы учился в Москве, в институте Патриса Лумуибы, позже который переименовали в Институт Дружбы Народов. Я в Саиде вызывала ностальгия по студенческим годам, по русскому языку, по советской, тогда еще Москве, а он стал для меня «бюро ответов» на многие мои вопросы. Именно он поведал мне о том, почему на Востоке одни из самых долгих рукопожатий и как, владеющие магией ароматов, люди, «якорят» свои встречи и отношения. Для меня это было настоящим волшебством, секреты которого я хотела узнать, во что бы то ни стало. Постепенно я находила ответы на интересующие меня вопросы, важными из которых для меня стали запахи.

Каждый день давал мне новые знания о парфюмерном искусстве. Я много времени проводила на производстве, где изготавливают эссенции для «высшего общества» Бахрейна, общалась с парфюмерами, училась. Скажу, что восточные люди очень трепетно относятся к секретам парфюмерии и делятся ими неохотно. Я стала в этом правиле исключением.


Ирина, тяжело было возвращаться домой с Востока и рас-скажите, что вы решили забрать с собой?

Тяжело. Во-первых, я возвращалась совершенно другим человеком, с отличными для большинства людей из моего «старого» окружения взглядами и мыслями. По ощущениям, это примерно также, когда ты переезжает в новое для себя место, где ты никого не знаешь и о тебе еще никто не слышал. У меня поменялись поведение, стиль в одежде, даже манера говорить. Первое время я боялась выходить из дома. Я совершенно отвыкла от московского ритма, суеты, беготни «в никуда».  Единственное, что мне давало силы в тот момент — моя новая, большая любовь к ароматам и желание поделиться теми знаниями и опытом, которые я приобрела на Востоке. Еще в Бахрейне я поняла, что уже не мыслю свою жизнь без ароматов. Тогда пришло понимание, что я уезжаю в Россию не с пустыми руками, я везу в страну самых красивых женщин и сильных мужчин то, что способно подчеркнуть и усилить лучшее в каждом, то, что может стать талисманом, ведущим к цели — волшебные парфюмерные эликсиры Prozorini perfume (@prozoriniperfume), которые отражают новый взгляд на парфюмерию в целом.

О том, как умело Вселенная сложила все пазлы, чтобы реализовать моё написанное ранее желание «У меня будет свой парфюм», я поняла спустя пять лет, после возвращения в Россию, когда задумалась над вопросом журналиста: «Расскажите, с чего начался ваш парфюмерный бренд Prozorini».

Сегодня парфюмерном бренду Prozorini perfume 13 лет. Мы по-прежнему создаем эксклюзивные ароматы и каждый день получаем благодарные отзывы от наших клиентов.

Источник: www.woman.ru