«Ем как можно больше борща»: Пьер Ришар рассказал о съемках в России

Гости рассказали о съемках и выходе нового фильма «Кроличья лапа», который совсем скоро появится в широком прокате в России. Фильм рассказывает об истории любви мечтательной петербуржской интеллигентки Али и Николя — французского архитектора, воспитанного дедом, потомственным виноделом, и русской бабушкой. Действие развивается в Петербурге времен перестройки.

Актеры поделились впечатлениями о съемках фильма, рассказали про ощущение сказочности сюжета и об особенной атмосфере Петербурга в картине. Пьер Ришар также дал оценку своей роли в картине и поделился мыслями о плюсах и минусах в работе со съемочной группой в России.

«Я хорошо знаю Нану, уже ранее снимался в двух ее фильмах. Особенно мне понравился фильм „1000 и 1 рецепт влюбленного кулинара“. Я обожаю сниматься у неё, потому что это всегда самая настоящая авантюра — всё непредсказуемо, мы никогда не знаем, с чего мы начнем, а особенно — к чему придем. Она славянка, в ней есть это безумие, нечто чрезмерное, несдержанное. Я обожаю сниматься в таких условиях. Это не неподготовленность, это — импровизация. Поэтому когда она у меня спросила, хочу ли я у нее сняться, я сказал „да“, потому что я хотел ее снова увидеть. Я хотел снова обрести это удовольствие настоящего вместе с ней», — признается Пьер Ришар в эфире, рассказывая о съемках фильма «Кроличья лапа» с Наной Джорджадзе.

Пьер поделился мнением о различиях между русскими и французами: «Я не думаю, что в моих венах течет русская кровь, но я чувствую глубокое родство между русским народом и мной самим», — признается актер. «Кстати, я часто слышу по поводу русских, что в России даже прошлое непредсказуемо. Это мне прекрасно подходит, этот характер чрезмерный, несдержанный как в радости, так и в боли.

И я обожаю русских за то, что иногда между радостью и болью у них нет никакого перехода.

Мы радуемся в одно время, потом грустим в другое время, а они делают и то, и другое одновременно. Конечно, с этим не очень легко справляться, особенно французам-картезианцам. Но я, конечно, больше картезианец, чем русские, но куда больше, чем французы. Я привык к тому, что мне говорят, что нужно сделать, а Нана просто говорит: «Давай». Она ничего не объясняет заранее. И я даю, а потом ей нравится что-то больше, а что-то меньше. У нее всегда есть непредсказуемость, импровизация в словах — не в том, что нужно произносить, а в том, как я это произношу. Очень часто то, как я произношу, — это именно то, как она хочет».

Пьер вспомнил любопытные факты о работе с русской съемочной группой: «Нана в высшей степени поэтична. Я снимался у нее в течение трех месяцев в Тбилиси и научился подстраиваться, потому что это не имеет ничего общего со съемками французского фильма. У нас все расписано. Нужно быть готовым к съемке в 9 утра, обед в половине первого, конец съемок в 18.30. Все очень точно.

А тут мы обедали между 12.30 и тремя, заканчивали между 18.30 и 23.00, что означает два ночи. Очень важна была музыка. Мы могли вдруг прекратить съемки, потому что музыкантам нужно было уйти играть в оркестр.

«Во Франции мы кричим „Тишина, снимаем!“, а Нана говорила: „Тишина, поем!“. Всему этому я научился, я веселился, но порой и злился, хотя злилась моя французская часть. Моя русская часть была очень счастлива».

Кроме того, Пьер Ришар рассказал, за что обожает русский народ: «Странно говорить, что русские не умеют есть и пить — это они как раз прекрасно умеют. У них нет границ, что мне нравится, поэтому они хорошо едят и много едят. Например, я ненавижу свеклу. Никогда во Франции я не стал бы есть свеклу, но я обожаю борщ. Они умеют так готовить, что блюдо, которое должно было быть ненавистным для меня, стало одним из самых любимых.

«И когда я оказываюсь в России, я ем как можно больше борща».

В ходе эфира Светлана Щедрина также поделилась впечатлениями о создании фильма и о работе с Пьером: «Пьер прекрасен. Он — удивительный человек. Я, конечно, очень волновалась перед нашей первой встречей, ведь это уникальный актер, легендарный. Но как только мы встретились, все страхи, всё волнение разрушилось. Мы прекрасно пообщались, в тот же вечер поехали ужинать большой компанией, много смеялись, и огромная симпатия возникла почти сразу.»

«Фильм о любви двух молодых, прекрасных людей, которые этой любви ждали, но она возникла в их жизни неудобно и странно и заставила их пережить целый спектр чувств, ряд сложностей, с которыми им пришлось долгое время справляться. Вообще, почти всю жизнь. По моим ощущениям, героине 20-21 год, когда они впервые встречаются, и уже за 40, когда они встречаются во второй раз», — отмечает Светлана.

Артист Олег Гаркуша также поделился впечатлениями о работе на площадке: «Когда меня познакомили с Наной Джорджадзе, мы сидели на балкончике, и она сказала: „Извините, но там слов почти не будет“. И я ответил: „Замечательно“. Я, как ни странно, не очень люблю слова, у меня память не очень хорошая. Можно многое выразить так, что даже диалогами десятистраничными не скажешь. Поэтому я был только рад, что слов у меня не так много».

Источник: www.woman.ru