«Мама плакала, а я считала проблемы со здоровьем расплатой за отражение в зеркале»: Юлия Савичева впервые рассказывает об анорексии и весе 37 кг

Сегодня я довольна тем, как выгляжу, хотя нет-нет, да критик во мне просыпается. Так или иначе, это остается с тобой на всю жизнь: вроде бы ты давно в себе разобрался, знаешь все свои плюсы и минусы, но червячок внутри не дает покоя.

В детстве мы по определению считаем себя красивыми, мы довольны тем, что видим в зеркале, и ничто нас не беспокоит.

А потом свое влияние начинает оказывать социум. Не менее важно и то, как ведут себя родители по отношению к ребенку. Вот мой папа был очень строг. Он много и нещадно критиковал меня: с одной стороны, это мотивация и приземленное отношение к себе, с другой — это комплексы, которые приобретаются извне и давят на тебя.

Мне было 12-13 лет, когда я отдыхала летом у бабушек и дедушек на Кургане. Я никогда не была ребенком, что называется, «в теле», потому что с малолетства занималась танцами, много двигалась. Про меня точно нельзя было сказать, мол «О-о-о, пора на диету». Ни в коем случае. Но в то лето мы сфотографировались с моей троюродной сестрой, и из-за ракурса (а может, причастны и бабушкины пирожки) у меня получились пухлые щеки. Вскоре кто-то из родственников, увидев снимок, сказал мне: «Ой, Юль, ну какие ж у тебя тут щеки». И все.

С того момента меня переклинило. Я начала считать себя толстой и… перестала есть — буквально.

Психологически подавляла чувство голода, которое со временем стало ослабевать. Мой рацион составлял ничтожно маленькое количество еды. Например, йогурт с утра и днем — пачка чипсов. И все. Я придумывала собственные диеты: сегодня ела одни огурцы, а завтра — одни фрукты. Иногда выбирала любимый продукт — те же чипсы, глазированный сырок или пончик — и съедала его в те один-два приема пищи в день. Дело доходило и до голодовок: я только делала вид, что ела.





Сегодня Юлия Савичева — счастливая жена и мама

Последствия анорексии никогда до конца не исчезнут, это остается в тебе — в большей или меньшей степени. Я борюсь с собой, но иногда начинаю жестить — это видит муж и останавливает меня, даже угрожает. Любовь — еще одна часть моей психотерапии. Кстати, я ни разу не была у психолога — просто мне повезло с супругом, свекровью. Чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, что к своему организму нужно бережнее относиться. Здоровье у нас одно. И жизнь одна. 

Фото: кадр из передачи, PhotoXPress.ru, @yuliasavicheva/Instagram, Андрей Калмыков/Woman.ru, Дамир Жукенов, Olga Moreira, личный архив

Источник: www.woman.ru